tatgen (tatgen) wrote,
tatgen
tatgen

Categories:

европейские гастроли театра КнАМ. Осень-зима 2013

ЕВРОПА АПЛОДИРУЕТ СТОЯ

Театр КнАМ и режиссер Татьяна Фролова из Комсомольска-на-Амуре представляют во Франции и Швейцарии  свое новое творение – спектакль-перформанс «Я есть».

«ЭТО СИЛЬНЕЕ, ЧЕМ КАЛАШНИКОВ»

        ·        «Искусство – будильник, который напоминает о том, что жизнь – величайший шанс, и что она, к сожалению, очень быстро кончается».  Татьяна Фролова

Вся Женева заклеена афишами с огромным изображением улыбающейся комсомольчанки Татьяны Фроловой. Здесь продолжается большой гастрольный тур по Европе самой маленькой в  России труппы – театра КнАМ из никому не известного городка на другом конце планеты – из Комсомольска-на-Амуре.
999306_10202370869979186_1135005279_n женева


Начались гастроли во Франции, на  международном театральном Фестивале «Запретные смыслы» в Лионе. Здесь спектакль игрался ежедневно, в течение двух недель с неизменным аншлагом. Затем – Брюссель, и, наконец, Женевский театр Le Poche. «Я есть» – так называется документально-публицистический перформанс, которой арт-директор и  режиссер Татьяна Фролова со своей труппой из трех человек представляет в Европе.
Французские и швейцарские газеты  полны восторженных рецензий, пресс-конференции проходят в переполненных залах, журналы наперебой публикуют фотографии актеров из Комсомольска.  «Зрелище шокирующей силы», «великий спектакль о жизни и о надежде», «это сильнее, чем калашников», «шедевр, рожденный из пыли»  –  вот далеко не полный список восторженных эпитетов, которыми награжден проект Фроловой. Есть еще в России, оказывается, люди, которые могут делать вещи, способные удивлять и потрясать искушенных европейцев. Невыразимо приятно, что именно Комсомольск-на-Амуре оказался тем местом, где двадцать восемь лет назад возникло это неординарное явление – первый и единственный в России независимый, частный театральный коллектив с таким мощным творческим потенциалом, что хватает на весь земной шар.
Основной своей целью театр КнАМ считает поиск альтернативы традиционным театральным формам. Начав когда-то с Ионеско и Дюрренматта, с Кафки, Пригова и Погодиной, театр пришел к убеждению в необходимости авторских проектов, к форме социальных исследований, к документальной публицистике. Где бы они ни представляли Россию – во Франции, Португалии,  в Германии, Италии или в Сингапуре – повсюду их приветствуют стоя, а дорогу оплачивают. Труппа в пять человек, включая режиссера, работая на родине  в зале на двадцать шесть зрительских мест,  не может заработать даже на оплату коммунальных услуг, не то, что на развитие и постановку новых спектаклей. Театр постоянно нуждается в финансовой поддержке.  «Именно культура формирует отличительные черты каждой нации,  – подчеркивает  Татьяна Фролова в интервью,  – Если бы существовала государственная культурная политика, как в Европе, например, то мы вполне бы могли иметь финансирование и приносить краю еще больше пользы. Если Россия хочет сформировать имидж не дикой, а цивилизованной страны, она должна иметь современное искусство, признанное во всем мире».

МОСТЫ ЧЕРЕЗ ВРЕМЯ

  ·        «Вчера необходимо для того, чтобы после сегодня  наступило завтра». Иосиф Бродский

Начинается  спектакль «Я есть» с глубоко личных воспоминаний и переживаний.  Актеры театра КнАМ Елена Бессонова, Дмитрий Бочаров и Владимир Дмитриев рассказывают о своих семьях, в каждой из которых были репрессированные. И уже как будто нет актерства,  нет лицедейства, только личная боль, только реальные слезы. Благополучной швейцарской аудитории такая концентрация горя кажется невозможной, в публике постоянно переспрашивают: «Неужели это и в правду подлинные истории? Или  собирательный образ?» Но в том-то и состоит реальность  ужаса, что подобных историй не три, их миллионы. И каждое из этих личных повествований неразрывно сплетено с  историей города, родного края, страны. Таким образом «Я есть» объединяет две истории: большую, которая говорит о постройке города Комсомольска-на-Амуре, о лжи государства и о программированном забвении, и маленькую, личную, индивидуальную.  Кто я есть, если я не помню своих предков, не знаю, что они пережили, откуда они родом? Так  интимное соединяется с общественным.  КнАМ предлагает единственно возможный  путь:  он в мужестве, в отказе принять забвение, в упорном поиске правды.
И в этом одна из сильных сторон постановки: даже швейцарский зритель, для исторической памяти которого нет ни Сталина, ни ГУЛАГа, понимает, что подобная ситуация возможна в любой стране.

СПЕКТАКЛЬ, ПРОБУЖДАЮЩИЙ СОВЕСТЬ

                                                          ·        «Память – это то, о чем забывают». Джек Лондон.

О проблемах бытия и памяти, о сочувствии и сострадании, о человеческом достоинстве и чести, о том, что человек должен сам разобраться в путях своих жизненных – вот о чем все спектакли КнАМа, не только «Я есть». В  них поражает беззаветный патриотизм и вера в то, что сопротивление обстоятельствам всегда имеет смысл. Труппа КнАМа  похожа на первостроителей  Комсомольска – своим безмерным энтузиазмом,  тем, что  создают  новое  практически на пустом месте, «в культурной тайге», где нет контекста современного искусства, рассчитывая свои сценические работы  на думающего зрителя любого возраста. На неравнодушного зрителя.
Спектакль представляет собой сложное синтетическое действие, в котором объединяются сразу несколько временных пластов. Представление лишено сюжетной линии, действие напоминает скорее мозаичную картину, в которой из множества самостоятельных элементов неожиданно складывается плотное, слитное  повествование, каждый элемент которого неразрывно сцеплен с другим. Фролова бесстрашно интегрирует  в  шоу скользящие  проекции  –  слов, старых пожелтевших фотографий, свидетельств пожилых людей и детей, отрывков из «Книги забвения» (Le Livre de l’oubli) Бернара Ноэля,  съемок в реальном времени,  детских рисунков, молитв, манифестов, отзывов и зыбких колеблющихся теней, будто призраков из потустороннего мира…
«Театр XXI-го века для меня – это театр со всеми мыслимыми выразительными средствами, –  поясняет Фролова, –  огромное значение приобретают свет, звук, живописная мизансцена. Но главное – все равно думающий актер, актер –  личность, противостоящая примитивной культуре».
Официальная, «парадная» история Комсомольска, полная звонких лозунгов, бодрых песен и глухих недомолвок, мешает современному поколению подключиться к истории города, почувствовать ее как часть собственной судьбы и жизни. Исследуя коллективную память города  и страны через судьбы обычных жителей, реальных граждан,  театр надеется, что история будет осмыслена эмоционально, поможет изменить отношение к трагическому прошлому страны.

ПОКА ПОМНЮ – ЖИВУ

                                                                                 ·        Можно забыть того, с кем смеялся, но никогда не забыть того, с кем вместе плакал.  Халиль Джубран.

Человек – все то, что он помнит сам о себе. Первые детские улыбки и слезы, запахи и звуки, встречи и разговоры, страхи и детские переживания - на первый взгляд не слишком важные детали, складываются в воспоминания, которые часто определяют весь последующий жизненный путь. Когда человек теряет память, его осознанная жизнь прекращается.  Когда память теряет общество, страна, народ – это становится опасно, чревато повторением трагедий прошлого, это дает власти возможность безнаказанно начать полномасштабные преследования.
Об этом повествует спектакль «Я есть», преодолевший девять часовых поясов, чтобы  передать частичку своей трагедии благополучным европейцам.  Это – попытка противостоять забвению, вернуть себе голос, утвердить собственное существование и человеческое достоинство как одну из высших ценностей.
Спектакль назван символом фестиваля в Лионе – более ста процентов проданных билетов! Это значит, что люди покупали входные – просто на ступеньки! Зал слушает, затаив дыхание, не шелохнувшись, в  едином ледяном плену общей  боли, которая пронзает сердце. Так  История входит в нашу жизнь  – только через потрясение, только через сочувствие к чужой боли, только через комок в горле.
В финале спектакля на сцене возникает образ метели, в порывах студеного ветра кружится снегопад из маленьких, нарисованных от руки, портретов людей, сгинувших в колымских лагерях. Фролова признается, что бывает очень растрогана, когда видит, как зрители, уходя, уносят их с собой на память…

PS. Только что стало известно, что по решению экспертного совета еще один документально-публицистический спектакль театра КнАМ «Поколение доблести и славы» рекомендован к показу в Москве на театральном фестивале «Золотая маска».
Tags: КнАМ, Татьяна Фролова, фестиваль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments